Восхождение складного ножа | Ножи со всего мира

Восхождение складного ножа

Современное развитие западного общества несет в себе многое: подавляющее большинство населения проживает в городских условиях, становясь женоподобными в своих ценностях; обесценивается все, что может иметь оттенок "военного" или агрессивного; осуждается и ограничивается охота, и т.д. Экономические причины, при одновременном уменьшении числа крупных состояний и повышении общего уровня жизни (не смотря на существующие проблемы), также играют в пользу складного ножа. Мы объяснимся: "княжеский" меч или дага, украшенная драгоценными камнями, существуют еще, но только в редких, единичных и великолепных экзеплярах. Это не идет ни в какое сравнение с тем, что еще использовалось между двумя мировыми войнами в некоторых кругах или странах…. не говоря уже о старинных временах, когда это роскошное оружие было еще и символом власти и общественного положения.

УДАЧНАЯ НАХОДКА ДЛЯ КОЛЛЕКЦИОНЕРОВ

И наоборот, многие люди достигли новой социальной ступени и будут привлечены вещами украшенными, безусловно, дорогими, но не стоящими целого состояния, способными без агрессивности раскрыть вкус и рассудительность их владельца. И тут неоспоримо, что складной нож непобедим: кроме всего прочего, на даге, длиной 40 см. бриллиант в 1/10 карата до смешного мал… но на рукояти в 5 или 6 см он производит большой эффект. Результат: чтобы заполучить "княжескую дагу", достойное произведение, оставленное великими мастерами прошлых веков, нужно довольно легко потратить 4 или 5 миллионов франков, а может и больше (смотрите "Жемчужину Востока" Варенски), тогда как очень хороший складной нож, гравированный и подписанный самыми искусными современными мастерами еще можно свободно приобрести менее чем за 50000 франков.

Так как социальная необходимость обладания им более не существует, прямой нож не достигает (за исключением старинных, что только подтверждает нашу точку зрения) уровня произведений искусства, востребованных богатыми коллекционерами. Кроме всего прочего, крупный коллекционер не тратит 1, 2 или 3 миллиона франков на новый нож! Если он тратит такие деньги, то скорее на картину, старинную мебель, украшение и т.д., мы готовы поспорить! Это нам напоминает размышления того богатого американского коллекционера, сказавшего нам несколько лет назад после покупки одной вещицы, "очень дорогой" в то время, порядка от 6 до 7000 долларов: "Моя жена счаслива, что я перешел на ножи; раньше я покупал картины Миро, Вазарели, и т.д. Но в этой области что можно найти от 6 до 7000 долларов? ничего… Вобщем, коллекционируя ножи, я экономлю!"

Роскошные уникальные прямые клинки, обыкновенные прямые клинки отторгнуты развитием общества и нравов (представьте себе депутата, идущего в Парламент с "Боуи" на ремне? это практиковалось более века назад в США..; и какой "Менеджер" будет носить под своим двубортным костюмом прямой нож, даже разукрашенный?), остается только заполнить изначальное пространство "клинка" складными ножами. И, о, чудо, этот последний может создать впечатление роскоши за разумные деньги, он ни мало не агрессивен, легко может стать женским, и, признаем это, его можно носить почти везде, при этом он остается весьма полезным. Не забудем последний фактор, не безразличный в технически высокоразвитых обществах, таких, как наше: только складной нож предоставляет широкое поле для интересных технических изысканий, не только в материалах, но и в механизмах. И это не случайно, что слово Хай Тэч (Hi-Tech) часто стоит рядом со словами "складной нож" (Уолкер, Уимпф, Вайл, Фокс, Эпплтон и т.д и т.п.). Результат: запрограмированная победа складного ножа на горизонте XXI века….

ФРАНЦУЗСКИЕ СКЛАДНЫЕ НОЖИ

Тенденция очень ясно прослеживается в США, как всегда опережающих нас в общественном развитии; она распространяется даже в Германии (несмотря на хорошую репутацию прямых ножей в этой стране, связанную с существованием могущественных, богатых и организаванных охотников… и давлением Д.Кресслера) и в Японии (к сожалению, сдеражанная культом Р.В. Лавлесса… и "самурайской" традицией прямого клинка). Давняя итальянская традиция сладных ножей без сомнения только увеличивает их успех у наших заальпийский соседей. И это становиться все более заметным в нашей стране, где складной нож является еще и своего рода "местным колоритом", вместе с современной модой на экологию!

Практически все французские мастера-оружейники, которые всего несколько лет назад начали делать прямые ножи, сегодня выпускают складные: Блюм, Бенника, Валетт, Лоссон, Расину (единственное исключение, похоже: Пьер Реверди). И это не говоря о "стариках", которые всегда производили складные ножи параллельно прямым клинкам: Виаллон, Секкальди, Моретти… или о новых, которые особенно заинтересованны этой областью: Баш Ван Бен, Альфьери, Сушера, Ателье дю Лотюс, и т.д. И теперь мы обратим наше внимание на несколько новых произведений всех этих мастеров.

С эстетической точки зрения, шоком для нас сперва стал складной нож Карла Бенника, потом Хай Теч Марка Альфьери и, совсем недавно, Роберта Лоссона. Нас также впечатлили приверженцы "Французского барокко": Мишель Блюм, Алан Валетт и Жозеф Юда. Наконец различные мастера более классического направления произвели в последние время великолепные вещи: Андрэ Расину, Эмиль ВашВан Бен, Жан-Пьер Сушера среди прочих. Наша статья вовсе не имеет пиратских претензий, она была частично составлена на основе документов, которые мастера-оружейники любезно согласились нам предоставить.

МАРК АЛЬФЬЕРИ

Среди французских приверженцев складных ножей Хай Тэч Марк Альфьери — возможно, благодаря его дружбе (и, следовательно, контактам) с Кристианом Уимпффом, замечательным немецким специалистом — нам кажется, значительно опередил своих коллег (случай Карла Бенники совершенно особый из-за его профессии, связанной с микромеханизмами внутри Хай Тэч…). Как Марк Альфьери достиг этого? Этот молодой технико-коммерческий агент из Марсельского региона с молодых ногтей увлечен ножами. Переход к реализации очень четко отмечен для него: в 1985 году он отправляется навестить тьерского Мастера Генриха Виаллона, чтобы заказать ему специальную вещь. Потрясенный тем, что он увидел (и узнал), он уезжает с бухтой 440С, мельхиоровой нитью и особенно — с бесценными советами. Его первый нож был полностью сделан напильником ценой значительных усилий… и, по мнению самого Альфьери, с многочисленными изъянами. В данном случае он утверждал это от избытка скромности, потому что, когда он некоторое время спустя остановился у М.Дюбуа, известного продавца Святого Рафаэля чтобы спросить его мнения… торговец тут же купил у него упомянутый нож.

Вдохновленный этим, М. Альфьери немедленно вложил всю выручку в материал, чтобы сделать другой. И с тех пор, по его подсчетам, 60% полученного от продажи его ножей идет на покупку необходимомго материала. Марк Альфьери считает, что его встреча с Кристианом Уимпффом была очень важным поворотом. Между ними тотчас же возникло взаимопонимание, и это по совету Уимпффа Марк Альфьери пустился в крупную авантюру со складными ножами. С самого начала его складные ножи отличались несомненной оригинальностью, прекрасно ассимилируя американские тенденции, что подтверждает его уже почти классический лайнер-лок с рукоятью из "альтернативной" слоновой кости, на котором мог бы расписаться Франк Сэнтофант.

Но Марку Альфьери повезло быть европейцам и иметь таким образом доступ к салонам, посещаемым множеством иностранцев. Здесь он может легко встретить как Рона Лэйка, так и Кристиана Уимпффа, Майкла Уолкера, так и Вильфреда Горски, Джерри Радоса, так и Кая Эмбретсена, Марка Бъерна Карлссона, так и Франса ван Эльдика, и т.д. и т.п. Он может рассматривать вблизи, любоваться, обсуждать произведения своих коллег со всего света (Это особенно способствовало тому, что французские мастера-оружейники так быстро прогрессируют в последние годы). Именно таким образом, заинтригованный клинками из смеси стали и титана американца М.Уолкера (его знаменитый "Зиппер") и заинтересованный фиксацией лезвия с помощью штифта (чеки, шплинта??) от Дюнуа М.Б. Карлссона, он создал эту удивительную вещь, которая представляется нам на сегодняшний день шедевром французских Хай Тэч.

РОБЕРТ ЛОССОН

Мы считаем Роберта Лонссона вместе с Тарсисом Хольцером одним из обязательных возвращений французских Хай Тэч в область прямых ножей (цельные, сработанные из титана и т.д.). Сегодня Р. Лонссон обратился к складным ножам, области, которая очаровывает этого увлеченного механикой (в конце концов, когда поработал на монтаже атомной станции, было бы ненормально, если бы не осталось определенной тяги к высоким технологиям). Мы можем сказать, что были свидетелями его первых проб в этой области и поразились очень любопытному феномену. Тогда как в его первых прямых ножах техническое исполнение было много лучше внешнего вида (потребовалось несколько месяцев, прежде чем Роберт Лонссон освоил проблему рукоятей), в его складных ножах, наоборот, форма была сразу удачна в отличие от технических моментов (в частность трудности при раскрывания и закрывания).

Но на этот раз он принял свои меры предосторожности: уже приспособив для своих прямых ножей болты, гайки, винты Хай Тэч (Аллен, Филипс, Торкс), он их использует также для складных ножей, что позволяет ему делать все необходимые сборки и разборки до окончательной установки механизмов. Таким образом удалось очень быстро перейти от первого прототипа лок-бэк, практически не раскрываемого для руки не натренированной ломать кирпичи или для паьцев без ногтей твердых, как козье копыто, к новым моделям с еще более удачным видом, с запором достаточно крепким, чтобы обеспечить полную надежность, открываясь при этом легко даже женщиной!

Плюс ко всему Р. Лоссон выполнил свой первый прототип лайнер-лока; еще несколько сомнений в механике (проблема упора и его места… как и у М.Альфьери), но с первого раза потрясающий вид. И первая коммерческая модель с красивым лезвием из дамаска от Г. Дурсана, его нежной гормонией голубого и серого, с его умопомрачительными формами от М. Уолкера, нам кажется настоящей удачей, доказывающей быстроту развития этого увлеченного оружейника. И здесь тоже ходят слухи по поводу новых механизмов, новых идей, находок в управлении…

ЭМИЛЬ БАШ ВАН БЕН

С самого начала Эмиль Баш Ван Бен специализировался на складных ножах, и поэтому этот новый мастер вдвойне привлекает внимание. Он родился в 1957 в Лаосе; его родители эмигрировали во Францию из-за ухудшения политической ситуации на индо-китайском полуострове, когда ему только исполнилось два года. У него нет особых детских воспоминаний, связанных с ножами. Наоборот, престижное техническое образование: технический бакаллореат, потом БТС в электротехнике. А потом начинает проступать (если можно так сказать) мастер-оружейник: в течение более чем 12 лет Э. Баш Ван Бен был серьезно связан с обработкой кожи, а если точнее, с обработкой кожи, с производством аксессуаров для боя с быками. По этому случаю друзья открывают для него нож, и, что любопытно, с самого начала он интересуется этим с идеей попробовть это сделать. Он тут же зарывается в имеющиеся источники: в первую очередь знамений "Как делать ножи" Боба Лавлесса и Ричарда Барнея, а потом "Как делать складные ножи" Рона Лэйка, Франка Сэнтофанта и Уайна Клая.

Его первые произведения будут, вполне логически, инспирированы стилем Рона Лэйка, в особенности "Техасским офисным ножом", интерфрамной моделью с задней открытой пружиной. Мастер сам очень положительно откомментирует Э.Баш Ван Бена.

С этих пор складные ножи "в стиле Лэйка" составляют заметную часть его производства, но Э. Баш Ван Бен ориентируется также на Хай Тэч, и как подтверждение — его очень красивый "Дельфин" (лайнер-лок с платиной с анодированным титаном).

На техническом уровне он экипирован маленьким пантографом гравера, что позволяет ему прекрасно справляться с классической интерфрамой, и он сам сделал шлифовальную машину с лентой. Надо сказать, что образование фрезера-наладчика очень помогает ему в этой области. Что касается материалов, то он уважает сталь 440С, которая представляется ему вполне подходящей для типа и назначения ножей, которые он делает. Но температурная обработка его лезвий поручена порфессионалу. Что касается рукоятей, то он любит натуральные материалы для своих интерфрам: слоновую кость, олений рог или обработанное дерево. Но для своих ножей Хай Тэч он находит, что некоторые искустивенные материалы могут дать лучший эффект (Микарта, Кориан, и т.д…)

Эмиль Баш Ван Бен, как и Мастер, которого он себе выбрал как образец для своих начинаний, имеет "одну проблему: улучшить техническое качество своих ножей". Учитывая его образование и уже достигнутый уровень, не может быть никаких сомнений, что выполнения этого — только вопрос времени. Чтобы закончить, заметим, что его цены остаются пока весьма разумными, что становиться довольно редким качеством во французском оружейном деле.

ЖАН-ПЬЕР СУШЕРА

Еще один мастер-оружейник, чье ремесло выросло из хобби: Жан-Пьер Сушера.

Не смотря на то, что сам он родом из Тьера, родился в семье, тьерской во многих поколениях, Ж.П. Сушера не работал в производстве ножей, как можно было бы предположить! На самом деле, получив образование механика — инструментальщика, он нанялся в мастерскую по обслуживанию самолетов.

При постоянно практике в механике и связанных с ней технологиях, при наличии углубленных знаний о сталях, термических обработках и персональной хорошо оборудованной мастерской — для занятия складными ножами его козыря были весьма сильны.

Последней каплей стала встреча канадца Дэниса Лемэра и обитателя Тьера. В течение двух или трех лет он участвовал в движении любителей, развернутым в то время SICAC. Мы прекрасно помним, как, будучи членами Жюри Премии Любителей, отмечали в то время первые усилия Баш Ван Бена, Ж. Юда и Ж.П. Сушеры среди прочих.

После того, как его работы были замечены, он решает специализироваться на складных ножах и в частности на системе лайнер-лок (напомним в качестве маленькго отступления, что название "лайнер-лок" предложено Майклом Уолкером; но нужно заметить, что американская привычка ставить после название маленькое "R в круге" (защита интеллектуальной собственности. прим. переводчика) не вошла еще в наши традиции). Он так удачно преодолел первоначальные трудности этой системы, что теперь у него спрашивают совета этому вопросу. Но, конечно же, Ж.П. Сушера делает также и другие классические системы (лок-бэк, слип-джойнт, и т.д.) в самых различных стилях (интерфрама, двойной больстер, разборные и т.д.).

Что до материалов, Ж.П. Сушера придает большое значение их подбору и приспособлению к той или иной вещи. Поэтому если он, используя титан, приберегает его для ножей Хай Тэч. Для рукоятей его любимым материалом является мамонтовая кость, тонкие цвета которой — результат прошедших миллионов лет — восхищает его.

Учитывая его образование, можно смело сказать, что механизм складного ножа для него является очень важным элементом: он должен полностью соответствовать линиям, формам, и его действие должно быть "слабым и мягким". Самое совершенное возможное соединение формы, материалов, механизма и его действия — вот ради чего он является мастером-оружейником. Тут результаты уже на подходе, и мы, без сомнения, еще будем говорить о Ж.П. Сушера в будущем.

АЛАН ВАЛЕТТ

"Впрочем, история оказалась не такой ясной…" говорил Св. Иоанн Персидский в Горестях.

Мы входим в мир Барокко во французском духе, в духе, где Во и Версаль еще барочные… и уже классические: покоренное барокко, где оригинальность идеи выражена полностью, но исполнение остается под контролем, не выходит из-под организаторской воли Художника. "Галерея Стекла" — да, мексиканский алтарь из Такско или Тапотзотлана — нет…. Достаточно сравнить птицу М.Блюма и птицу Нормана Бардслея, дракона А. Валетта и дракона Жиля Иббена, чтобы почувствовать разницу.

Алан Валетт продемонстрировал нам несколько прекрасных примеров этого в своих прямых ножах: "Страсть", "Тромонтань", "Сокровище Эскулапа"… Вот уже долгое время он очарован дамаском, но для него этот последний является только частью, позволящей получить лезвие с "другими" рисунками, при том, что они обладают прекрасной способностью резать, и сохранить заманчивые цены. Вот как он ясно говорит об этом: "Моя цель не в достижении уровня французских или иностранных мастеров дамаска, а в возможности изготовить, в полной автономии, различные дамаски" (подчеркнуто им). Отсюда опыты с различными тросами (от подъемных кранов, анкерных подвесов моста, от канатной дороги (фуникулера)).

Результаты получились очень убедительные, А.Валетт продолжил интересоваться цепями тележки(кабинки?)-подъемника (цепь с широкими плоскими звеньями в подъемных механизмах, раздвоенная для несения больших нагрузок). Его оборудование просто: "набор молотков, кузница, паровой молот (всего 15 кг весом)… и много буры." Не имея молота большой мощности (маленькая ударная масса), он должен в настоящее время довольствоваться брусками небольших размеров, но это его не смущает, потому что он не делает мечей.

И теперь он применяет технику, доведенную до совершенства в его прямых ножах, для удивительных складных ножей. Первый назывался "Черный Дракон"; это был лайнер-лок с дамасским лезвием, сделанным из цепи газонокосилки, и рукоятью, украшенной рогом буйвола с помощью "раскола дамаска", характерного для него.

Вот еще один лайнер-лок, еще более удивительный: "Сцена охоты", который Алана Валетт называет "фигурный складной нож с двойными боковыми зажимами". Надо отметить здесь, что, как и Пьер Реверди, Алан Валетт придает большое значение подаче своих творений и сам изготовляет тщательно сработанные антуражные подставки, которые, по его мнению, необходимы для придания истиной ценности исключительной вещи.

Параллельно А.Валетт изготовляет замечатльные лайнер-локи, иногда в паре с прямым ножом (серия "Равновесие"), которые он сам украшает простой, но тонкой гравировкой. Также, разумеется, есть знаменитый "Бэби"… И это еще не конец, так как он сам говорит: "У меня в настоящее время голова полна еще более оригинальными проектами, идеями по дамаску, новыми формами…" Мы легко верим этому; надеемся только, что его цены останутся разумными и доступными французским любителям.

Существует, естественно, множество других изысканий в области складных ножей во Франции, которые реализуются талантливыми мастерами-оружейниками, столь же талантливыми, но не появившиеся здесь из-за нехватки места — да простят они нас. О них тоже надо будет поговорить…

Франсис Э. Англад 

Перевод: Пермякова Н.В.  в редакции Павлова И.С

Источник: navaja.lv

 

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *