Откуда берется цена на нож?

Внимательный человек, глядя на типичное изделие американского ножпрома, не может не задавать себе вопрос: «За что???». Действительно, читаешь описания и вроде понимаешь, что нож А сделан из супермегастали Z, потому он и дороже ножа Б из стали Y. Но стоит взглянуть чуть шире, и открывается страшная правда. Обычный современный складник за 150$ по сложности изготовления не идет ни в какое сравнение с другими массовыми изделиями, продающимися за похожие деньги. Возьмем, к примеру, мобильный телефон — простенький, за те же 150$. Это сложное электронное устройство, в маленький корпус которого засунуты десятки радиоэлементов, недешевая батарея, фотокамера… А еще это настоящий компьютер, для которого было написано весьма непростое программное обеспечение, управляющее всем этим хозяйством. Посмотрим на другой пример — объектив для зеркального фотоаппарата. Около десятка элементов высокоточной оптики с просветляющими покрытиями, прецизионная механика, электроника, мотопривод автофокуса, ювелирная сборка. Допуски на многие детали измеряются в сотых долях миллиметра. Цена та же, 150$.

Как же так выходит, что за аналогичную сумму продают (и покупают) изделие из 5 деталей, не требующих высокой точности изготовления, и десятка стандартных винтов? Для ответа на этот вопрос обратим свой взор на Восток, где куются ножи Viking Norway. Средняя розничная цена на эти изделия держится на уровне 15$ за штуку. Не вдаваясь в подробности, отметим, что производство этих ножей обходится не дороже 1$, остальное — прибыль производителя, прибыль оптовиков и розничных торговцев, транспортные расходы, взятки на таможнях и прочее.

У западного производителя расходов побольше, он вынужден оплачивать дизайн, который китайский коллега просто украдет, отчислять деньги за использование имени и патентов, выдавать работникам зарплату не ниже установленного законом минимума. Хотя… работников там как раз почти нет, все детали изготавливаются на станках с программным управлением, и только финальная сборка иногда еще доверяется людям. Производство всех комплектующих, как правило, размещается на специализированных заводах, не имеющих к ножам прямого отношения. Ведь правда же, логично заказать литье рукоятей фирме, специализирующеся на обработке пластиков, а не закупать и размещать у себя дорогущее обурудование, чтобы потом думать, как загрузить его заказами. То же самое с лазерным раскроем клинков и лайнеров, финишной обработкой и так далее: только что из этого станка сыпались детали к Форду, после переключения программы и загрузки другого металла оттуда пошли заготовки клинков Гербер — и тоже десятками тысяч в час. Ножевщикам такое производительное оборудование просто не нужно, они его смогут загрузить лишь на пару недель в году.

Фактически, типичная ножевая фирма состоит из штата инженеров, специалистов по маркетингу и сборочного цеха, а все остальное производится за ее пределами, или за пределами ее страны. Некоторы фирмы вообще не прикладывают руки к производству ножей, выходящих под их именем, а занимаются только инжинирингом и сбытом. Не верите? Единственное здание Benchmade имеет площадь меньше 3500 кв.м. Довольно много для офиса корпорации, но мизерно мало для завода полного цикла, совмещенного со складом продукции и комплектующих.

Итак, о цене. Нож за 150$ является продуктом массового производства, изготавливается миллионными тиражами на высокопроизводительном автоматическом оборудовании и обходится производителю баксов в 10. Все остальное — это затраты на «удовольствие» содержать фирму в белой стране, на маркетинг, а также прибыль, которая делится между производителем и дистрибуторской цепочкой. По самым осторожным подсчетам, доля прибыли в рекомендованной розничной цене американского ножа составляет не менее 70 %. Затраты при переносе производства в Японию уменьшаются в 2 раза (парадокс низкой загрузки японских металлообрабатывающих предприятий), а при выводе его в Юго-Восточную Азию — в 4 раза.

Вот такая арифметика.

Автор: GOST69

Источник: НОЖNEWS

Ссылка на основную публикацию