Ножевые разборки на зоне.

13 марта День ГУИН Минюста России, по этому случаю, мы иногда собираемся, бывшие, настоящие сотрудники этой системы. Выспрашиваем, как там сейчас, вспоминаем, как при нас было - всё как обычно в таких компаниях.

Вот и в этот раз встретились, кто-то знает, что я увлёкся ножами, кто-то нет, но я завёл разговор на эту тему, стали вспоминать случаи и ситуации, и вот какие навспоминали.

Участники наших историй. Ножи сделанные из ножовочных полотен, различные виды шил из электродов и сталистой проволоки, столярные резаки и долото, напильник, заточенный как стамеска.  Из частной коллекции бывшего сотрудника ИУ.



В ночную смену в дежурную часть позвонил старшина отряда и сказал, что к нему зашел осуждённый и требует у него несколько блоков сигарет, которые он ему якобы должен.Сотрудники дежурной смены привели обоих в дежурную часть, что бы выяснение отношений происходило под контролем.

Разобрались. Осужденный, требовавший сигареты, не согласился, но спокойно сказал, что всё понял, разберется сам, и вышел из дежурной части на лестницу дожидаться старшину. Старшина заверил сотрудников, что разберётся дальше сам, и то же вышел из дежурной части.

Я видел через стекло, как осуждённый подошёл навстречу к старшине и, что - то ему, сказав, легко ткнул его в область живота рукой, оставшись стоять рядом с ним. Старшина среагировал на удар, слегка согнулся после «тычка», прихватив бок рукой, впятился спиной обратно в дежурку и сказал: «Он меня ударил чем-то острым».

Сотрудники вышли на крыльцо дежурной части, приготовив резиновые палки к применению, завели нападавшего в дежурную часть, а он никуда и не собирался убегать или прятаться. В кармане куртки у него лежало самодельное шило, сделанное из прозрачной шариковой ручки, с закреплённой в ней иглой, длиной примерно пять сантиметров.

Состояние нападавшего осуждённого сильно изменилось: он был возбуждён, с презрением и ненавистью реагировал на старшину, администрацию ИК, движения были резкими и агрессивными. После небольшой словесной перепалки его отконвоировали в ШИЗО.

Потерпевшего осмотрел медбрат из осуждённых, обработал рану, до приезда скорой помощи. Врачи сказали, что надо везти на рентген и более тщательную диагностику ранения. Их насторожило, что старшина при ударе согнулся, а ткани и органы сжались. После распрямления такая рана от шила, могла быть уже длиной больше сантиметра в диаметре, хотя снаружи виднелся только прокол от иглы, но лишь рентген мог показать, какие раны внутри. Старшина отказался ехать в больницу, его поместили в санчасть ИУ под наблюдение, так он и выздоровел без последствий. А нападавшему дали пол года, за лёгкие телесные.

Карты, чётки, браслеты с изображением скорпионов и пауков – внешние атрибуты уголовной жизни. Ножи, шило и кастет средства выживания и выяснения отношений между уголовниками. Из музея  отдела безопасности исправительного учреждения общего режима.

Другая история: «Сидел» в инвалидном отряде одноногий Ваня, не было у него одной ноги выше колена, ходил с костылём по тому, как по бедности протеза приобрести не мог.

Как-то раз, прислали ему посылку «с воли».

Сидит Ваня на кровати разбирает посылку, подходит старшина отряда смотрит, что прислали. А прислали в той посылке зубную щётку «Colgate», аляпистая такая, яркая для зоновской обыденности.

Увидел её старшина и так это по-простому, без вымогания, говорит: «Вань подари щётку?». А Ваня то же без зла отвечает: «Ты иди к себе в старшинскую, я сейчас разберу посылку до конца и сам тебе занесу». Старшина ушёл, Ваня разобрал посылку и пошёл в старшинскую. Заходит, окликает старшину: «Серёга!» - и воткнул ему в живот слева снизу заточку из узкого ножовочного полотна. Вышел Ваня из старшинской, и не теряя времени стал собираться в помещение камерного типа, «сидеть под следствием».

Старшина позвонил в дежурную часть, доложил, что на него напали. Меня послали узнать, кто это сделал. Захожу в процедурную, вижу, лежит старшина в поддоне, «сердобольные зеки» - медбратья положили его сразу туда, чтоб он им полы кровью не загадил. По пояс голый, бледный, страдальческое лицо, шевелиться больно ему, из раны тонкая розовая струйка подтекает, крови не было. Спрашиваю: «Кто тебя?», а он: «Оперов давай, им скажу». Так и не сказал.

Ваню закрыли в ПКТ, старшину увезли в нашу больницу.

Старшине удалили селезёнку, месяца через два он вернулся к нам обратно, освободился досрочно, живёт на гражданке, работает сборщиком мебели.

А Ване срок добавили 5 лет, с ним мне ещё пришлось поработать в другом учреждении.

Шариковые ручки в форме ножей, раньше очень нравились гаишникам.Из музея  отдела безопасности исправительного учреждения общего режима.

А вот был такой случай в нашей больнице. Душевно не уравновешенный осуждённый, в состоянии припадка, схватил ножницы, вставил указательные пальцы обеих рук в кольца ножниц, выставил вперёд руки и стал хаотично размахивать и тыкать во все стороны. Персонал из кабинета успел выбежать и закрыть дверь, заблокировав "психа" одного в кабинете.

Голливудские мастера боевых искусств у нас не работают, да им и в Голливуде неплохо, поэтому нужно было, как-то самим ножницы отобрать и "психа" усмирять.

Мало того, град ударов резиновыми палками сотрудников, ворвавшихся в помещение, не оказал чудотворного миротворческого воздействия, «псих» просто не чувствовал боли и продолжал очень активно нападать с ножницами. Сотрудники успели отступить из кабинета, не получив ранений.

Обильное наполнение кабинета парами «Черёмухи» вызвало лишь скупую, мужскую слезу, но никак не капитуляцию дебошира.  

Ситуация была сложной.

Нашли осуждённых, которые были с ним в близких отношениях. Они попытались с ним разговаривать, уговаривать, успокаивать.

Во время разговора знакомый «психа» обезоружил его силой, на этом всё и кончилось.

То же шариковая ручка, но уже опасная. Наконечник ручки остро заточен и им можно наносит проникающие колющие ранения или глубокие царапины. Из частной коллекции бывшего сотрудника ИУ

Назначили как-то в рабочий отряд нового старшину ранее неоднократно судимого. Стал старшина безпредельничать над «первоходами», используя своё положение - матом ругать осуждённых, вещи из посылок и передач вымогать.

В рабочем отряде, как правило, находятся осуждённые послушные, признавшие свою вину за содеянное преступление, с администрацией не ругающиеся и работающие на предприятии ИУ для своего скорейшего освобождения из мест лишения свободы.

А работать на предприятии ИУ дело тяжёлое, производственный план и сейчас есть, проверок и контроля на рабочем месте в два раза больше, чем в жилой секции отряда, соответственно и нервотрёпки больше.

А по «зоновским» обычаям уважающий себя «каторжанин» не может позволить, чтобы другой осуждённый обращался к нему с нецензурными выражениями, да ещё такой зек, который открыто, сотрудничает с администрацией. И двое осуждённых, которых старшина «довёл» до края, обозлились на него лютой ненавистью. На своих рабочих местах они изготовили из электродов заточки. Пронесли их из промышленной зоны к себе в отрядное общежитие и спрятали там.

Старшину решили убивать часа в 4 утра.

Встали, как договорились, когда весь отряд спал, а ночной дневальный неизвестно куда смотрел (или смотрел да слова не сказал). Убийцы тихо и быстро зашли в старшинскую: старшина крепко спал. Ни крикнуть, ни даже встать с постели он не успел.

Более десяти проникающих, колотых ранений были нанесены мгновенно. Старшина умер сразу, а зеки с чистой бандитской совестью и честью пошли собираться на новый срок.

Случай из жизни лесного исправительного учреждения.

У раздатчика хлеба Семёна постоянно не хватало пайки хлеба, на последний стол. Это происходило потому, что один наглый осуждённый просто вставал и брал себе ещё одну пайку хлеба с подноса Семёна.

Семён боялся с ним ругаться, наглец был силён, зол и заранее припугнул его расправой, если он не будет давать ему хлеб. Семён жаловался другим осуждённым, старшине столовой и начальнику отряда, но все говорили: «Ты раздатчик - тебе и отвечать за непорядок!».

Однажды, когда Семён в очередной раз оправдывался за нехватку пайки, начальник отряда возьми да и ляпни, в шутку: «Ты же на подносе с хлебом нож для резки носишь!? Вот возьми им и стукни по руке вора».

У Семёна мозгов было не очень много, вот и воспользовался чужими.

Подходит Семён к столу с наглецом, нож поближе к себе на подносе положил. Нож для резки хлеба самодельный, большой и тяжёлый, сантиметров 35 длиной и 4 сантиметра шириной, рукоять ухватистая из оргстекла.

Наглец только потянулся за краюшкой, а Семён взял нож и ударил его по руке. Отрубленная кисть повисла на кусочке кожи.

Раненный залил кровью стол, тех, кто за ним сидел и хлеб.

Когда его принесли в санчасть, он просил доктора: «Пришейте мне руку». Доктор посмотрела на него, ухмыльнулась скептически и перерезала ножницами тот кусочек кожи, на котором висела отрубленная кисть.

Наглец остался одноруким калекой, Семёну добавили сроку лет семь. А начальник отряда долго «отмазывался» от оперов, следователя и судьи за свой шуточный совет.

 

Нож «Рыбка», «перевёртыш». С одной стороны лезвие с другой открывашка для бутылок или ушко для цепочки ключей. Лезвие прячется в пенал рукояти, фиксируясь там резьбой. Пробная работа осужденного. Из музея  отдела безопасности исправительного учреждения общего режима.

Ушли как-то в побег двое осуждённых из колонии – поселения.

Их розыск шёл по «горячим следам» - они воровали, грабили, успевали посетить своих родственников до появления там розыскных групп, отсиживались несколько дней в «гостях» у одного из потерпевших, терроризируя его и семью. Они отовсюду успевали скрыться до появления сотрудников ГУИН и милиции.

«Побегушники» прямо таки гремели своими преступлениями и неуловимостью. Но из региона не уезжали, мыкаясь по городкам и районам.

В один из выходных дней двое сотрудников ГУИН выехали отдохнуть в пригород. В лесу и встретились с разыскиваемыми, прятавшимися там.

Все друг друга узнали сразу, одних по испуганному поведению от встречи с людьми в лесу и фото из ориентировок, других по манере поведения: «Здравствуйте. Прапорщик такой-то, сержант такой-то. Куда следуете, покажите, пожалуйста, Ваши документы».

Естественно никаких документов у них не было. Сотрудники бегло досмотрели задержанных, и повели их в дежурную часть своей колонии, находившейся неподалёку. Осуждённый, шедший позади, вдруг резко вынул нож из-под верхней одежды и ударил своего конвоира в грудь.

«Побегушники» снова скрылись.

Сотрудник, конвоировавший первого задержанного, бросился на помощь своему раненому товарищу, но рана оказалась смертельной, и он скончался на его руках.

Отцу двоих детей (ставших сиротами) дали медаль «За отвагу» посмертно.        

При повторной поимке убийца нашего сотрудника погиб.

Кинжал, нож с автоматически открывающимся лезвием, охотничий нож. Из частной коллекции бывшего сотрудника ИУ

Выпускник одного из ВУЗов МВД РФ – по каким-то делам побывал в конце 1990-х г. в Казани. Вечером в темном переулке на него напали, был в форме, пятеро местных братков. Один из них был вооружен ножом и ударил нашего героя в шею, нанеся ему резанную рану, повредив при этом одну из артерий. Кровь вытекала, фонтанируя. Милиционер, вспомнив уроки первой мед помощи, преподанные в свое время в институте, заткнул рану пальцем и продолжил отбиваться.

Одним из следующих ударов преступник неудачно загнал нож между костей локтевого сустава руки, и не смог его вытащить.

Нашему герою удалось-таки отбиться от хулиганов и убежать, он потерял около 2-х литров крови, но остался жив, рассказав эту историю нашей преподавательнице по Судебной медицине, а она рассказала её нам.

Источник: tolpar.ru

Еще по теме: Тактико-технические особенности российской, криминальной системы обращения с холодным оружием